Мария Каллас – трагическая ария любви

Незабываемый образ этой великой женщины XX века создали три источника: дар божественного голоса, сильный и упорный характер и всепоглощающая страсть любви. Её имя – Мария Каллас. Она – выдающаяся, можно сказать, неповторимая оперная певица прошлого века. Забегая вперед, замечу, что у неё была на протяжении многих лет очень сильная соперница – оперная дива – Рената Тибальди. Порой доходило до того, что оперный мир делился на два лагеря: За Марию, или за Ренату. В конце концов, формально победила Тибальди, когда Каллас ушла со сцены, но в истории, как это бывает с неординарными личностями, гораздо больше отзывов и о творчестве, и о непростой жизни получила героиня нашего рассказа.
ТРУДНОЕ ДЕТСТВО
Мария родилась 2 декабря 1923 года в Нью-Йорке, в семье греческого эмигранта Калогеропулу. Буквально с её первых лет стало понятно, что девочка обладает голосом редкой красоты. Увы, многих такой божественный дар делает несчастными. Ты как бы становишься рабом своего таланта. Жизнь в Америке, особенно во времена Великой депрессии, вещь непростая. Но Америка, этот «новый и дивный мир», всегда приветствует энергию и стремление к успеху. Как говорится, ищи свой шанс, и, если нашёл, используй на полную катушку. Отношения в семье Каллас (сокращенной на американский манер) были непростыми, поэтому в 1937 году мать Марии оставляет мужа и вместе с ней и её старшей сестрой Джеки переезжает в Афины. Предлог серьёзный: продолжить музыкальное образование юного дарования у известных греческих педагогов. Увы, высокая цель – стать знаменитой оперной певицей – лишила Марию настоящего детства. И эта жертва на первых порах себя оправдала. Напряжённые занятия, ежедневный труд, настойчивость матери, учителя пения, влюблённые в свою профессию, сделали своё дело – девушка стала певицей. Но в 1941 году началась война и другие заботы – выживание в оккупации – притормозили дорогу к Олимпу.
ВЕРОНА – ПЕРВЫЙ ТРИУМФ
Вечный спор философов на тему: «Кто кого делает успешным – мужчина женщину, или женщина мужчину?» коснулся и нашу героиню, Марию Каллас, в полной мере именно здесь, в Вероне, под звёздным небом города влюбленных в античных декорациях знаменитой оперной сцены Арена ди Верона. Это случилось в 1947 году, спустя два года после её возвращения из Греции в Нью-Йорк к отцу. Мария Каллас, благодаря счастливому знакомству с известным итальянским режиссёром Туллио Серафино, блестяще дебютировала в опере «Джоконда» Понкьелли. Дело в том, что мир оперы, по мнению его истинных поклонников, считается миром избранных знатоков классического певчего искусства. Фанаты оперы на слух легко улавливают любую фальшь в исполнении любимых арий и так же легко замечают «новое прочтение» старых шедевров. А Мария, несмотря на «материнский террор», не стала оперным роботом, её страстная греческая натура, словно настоящий огонь внутри бумажного сосуда, пробивалась наружу во время исполнения знакомых уважаемой публике произведений. И тогда и публика, и музыкальные критики, и солидные продюсеры заметили, что на оперной сцене вместо монументального исполнителя выступает певица, полностью перевоплотившаяся в свою героиню. Там же в Вероне Марию заметил человек, который в течение нескольких лет вылепил её такой, какой и запомнил свет великолепную Марию Каллас.
СЕРЫЙ КАРДИНАЛ
Блестящий адвокат и местный промышленник, миллионер, страстный поклонник оперы Джованни Баттиста Менегини с шикарным букетом алых роз постучался в гримёрку Марии после её триумфального выступления, чтобы выразить своё глубокое восхищение и пригласить на ужин в самый лучший ресторан Вероны. Молодая гречанка благосклонно согласилась, а сама судьба, которая всё устроила, весело потирала руки: «Дело сделано!» Знаете, она не была красавицей, она не была аристократкой. Просто, перед пожилым Пигмалионом (разница в 27 лет) предстала невероятно талантливая и до безумия трудолюбивая провинциалка. И он буквально закатав рукава, принялся лепить свою Галатею. Наверное, его родственники и партнеры по бизнесу посчитали, что Джованни на старости лет сошёл с ума. Потому что ради своей несравненной Марии он продал хорошо идущий бизнес, признался в любви, предложил руку и сердце и посвятил всю свою жизнь её успеху. Он был для неё всем. Во-первых, он оттеснил прочь маму-тирана, которой подарили дорогущую шубу и отправили в Грецию, чтобы не мешала. Потом был составлен «умный» график выступлений и грамотная рекламная кампания. Таким образом, нежданно-негаданно, Мария приобрела в одном лице мужа, отца, друга, мецената и продюсера.
НА САМОЙ ВЕРШИНЕ
Как-то незаметно, оперная примадонна из-за вечного стресса гастролей по всему миру стала поправляться. Дошло до того, что кто-то из зрителей неблагоприятно отозвался о формах нашей героини, чем вывел её из себя. Мария пришла в бешенство… и через три месяца скинула 30 кг. А пока она всеми доступными методами, вплоть до самых рискованных, худела, муж принёс ей фотографию Одри Хёпберн и сказал: «Милая, учись у этой девочки стилю». Кстати, заодно он познакомил её с известным модельером. И когда оперный мир увидел и услышал Марию в новом имидже – все испытали, что называется, культурный шок.
ЗА ВСЁ НАДО ПЛАТИТЬ
К сожалению, размер статьи вынуждает автора сокращать своё повествование об этой удивительной женщине. Поэтому в последней главе поговорим о самом главном: о жизни и смерти, безумной любви и о трагедии, в которую эта самая безумная страсть и перетекает. В сентябре 1957 на балу в Венеции, который устраивала влиятельная журналистка Эльза Максвелл, Марию познакомили с дамским угодником человеком-легендой миллиардером греческого происхождения Аристотелем Онассисом. И этот маленький, немолодой, серьёзно больной, с совершенно неголливудской внешностью человек разбудил такой огонь в сердце нашей мировой звезды, что она позабыла всё на свете. Она забросила сцену, развелась с несчастным мужем, наплевала на общественное мнение и совершила ещё много того, за что её осуждают по сей день. По сравнению с земляком Онассисом её бывший муж-итальянец казался пресным, как лепёшка аскета. У них была любовь – невероятная, страстная, жестокая, взлетающая по накалу страстей под небеса, и падающая вниз с подбитыми крыльями. Ради неё она отказалась от счастья материнства, потому что «Арик» заявил, что у него наследники уже есть – Александр и Кристина от предыдущего брака – и других ему не надо. И Бог наказал за «убийство» не рождённого ребёнка: и её, и его. Спустя несколько лет погибли: сначала Александр в катастрофе в возрасте 25 лет, а потом от передозировки наркотиков Кристина. Онассис неожиданно женился на вдове американского президента Жаклин Кеннеди, а Мария Каллас, в конце концов, заболела, потеряла голос и ушла со сцены. Но на этом горести не кончились. Аристотель обанкротился и лишился своих миллиардов, после чего Жаклин хладнокровно покинула мужа-неудачника. Онассис вернулся к Марии, но судьба уже закругляла этот невероятный роман. Их время вышло. Он вскоре, в 1975 году, умер от довольно редкой болезни, а спустя два года угасла в своём парижском доме в полном одиночестве и Мария.
Фото: Maria Callas as Violetta in La Traviata. Автор: Houston Rogers [Public domain], undefined

Schreibe einen Kommentar

Deine E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht. Erforderliche Felder sind mit * markiert.